?

Log in

No account? Create an account

November 27th, 2012

70 лет назад, 27 ноября 1942 года, в далеком французском городе Шабри умер мой земляк, великий русский писатель Михаил Андреевич Осоргин. Там и похоронен. Светлая Память.

Из вступления Ольги Юрьевны Авдеевой к роману М. А. Осоргина «Времена»:
Осоргин не уставал повторять, что жизнь человеческая – краткий миг, шаткий мостик между двумя вечностями, путь по которому должен освещаться не осуждением, а пониманием. Труден был этот путь для разорванного на части поколения Осоргина – и для эмигрантов, и тех, кто остался в России. Близкий друг Осоргина Андрей Соболь покончил жизнь самоубийством. Последние письма Соболя к Осоргину о положении писателя в Советской России, где «каждое маленькое право на честность покупается огромной болью», рвут душу: «Писать я никому не буду, объяснять ничего не буду, ибо перед сном надо только чистенько умыться, переодеться во всё чистое и сказать миру – солнцу, моей Собачьей Площадке, Москве моей, близким моим, – про себя, только про себя: прощайте и не сердитесь». (Осоргин Мих. Трагедия писателя // Последние новости. 1929. № 3100. 17 сентября).
Тоска и отчаяние – это пережил и Осоргин, но ему помогали мысли о вечном возрождении, помогала вера в Россию, которая должна восстать из пепла. «Оглянись на далекое прошлое и подумай о том, как многого не было; столь же многого не будет, – писал Осоргин А. И. Бакунину 15 октября 1941 года. – Не будет и нашей России, только останется земля, на которой она была в период нашей жизни... И я не знаю, чего России желать, совершенно не знаю…». (Cahiers du Monde Russe et Sovietique. Vol. XXV (2-3)/ Avril – Septembre 1984. Paris).
В Шабри Осоргин написал третью часть книги «Времена», ставшей одной из вершин русской мемуарной литературы. «В этой повести превосходно всё, и я жалею, что не могу процитировать из неё целые страницы», – (Алданов М. Предисловие // Осоргин Мих. Письма о незначительном. Нью-Йорк, 1952. С. 18) писал М. А. Алданов.
«Солнечный луч воспоминаний» был для Осоргина «поклоном далекой стороне», попыткой возвращения на родину, невозможного физически, но «для мысли границ пока ещё нет». (Ocoргин М. Без событий // Последние новости. 1938. 5 окт. № 6371). «И в самый последний момент, – писал Осоргин, – в голове человека неожиданной световой вывеской загорается имя городка, забор переулка и номер дома, в котором он появился на свет. Очертя голову, он летит туда через сотни границ, боясь опоздать, сшибая столбы и трубы, топча посевы, парки, асфальт. Перед ним задача – явиться в дом своего рождения и оборвать нить жизни на той же самой постели. Он нетерпеливо звонит, ему открывает незнакомое лицо, без чёрточки родственной, и резко говорит: «Ничего прежнего не осталось...» Дверь захлопывается перед его носом. Сидя на ступенях лестницы, истоптанной чужими ногами, он заливается глупыми детскими слезами». (Там же).
Лучшей традицией русской литературы Осоргин считал великодушие. Считал, что отход от него вёл в никуда – к «попугайному отклику на злобу дня», к надоевшему «трактованию французского любовного треугольника». (Осоргин Мих. Литературные размышления // Последние новости. 1936. № 6671. 3 июля). Цель своего пути Осоргин видел в «неустанных поисках истины», в «насаждении любви». «Человечность – основа русской литературы, холодные писатели, неверующие, нелюбящие, не понимающие жертвенности, не прощающие ошибок, презрительные – у нас не вырабатываются. Начнут блестяще – и лопнут без особого треска... Критик может кривить рот в усмешку, а всё-таки лучшие на свете книги написаны большими сердцами». (Осоргин Мих. Куприн // Последние новости. 1930. № 3354. 3 июля).

Profile

irinart_1
irinart_1

Latest Month

November 2012
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
Powered by LiveJournal.com
Designed by Akiko Kurono